О ГИМНАЗИИ

Карловачкая гимназия является старейшим учeбным заведением, именно она стала камнем -фундаментом светского образования в Ceрбии. А заложили этот камень русские учителя: Максим Суворов и Эммануил Козачинский. 

Россия снова  пришла на помощь Сербии в период сложных исторических испытаний.

В 1718 году, по окончании австро-турецкой войны, часть Сербии стала австрийской провинцией. При австрийском режиме православие подверглось не меньшему гонению, чем при турках: сербам запрещалось праздновать национальные праздники,  петь старинные песни, играть на гуслях и носить национальную одежду,

потому что это воспринималось австрийскими властями как форма политического протеста.


В то время митрополитом в Белграде был Моисей Петрович, опасаясь католизации сербского народа, он обратился к Петру 1, чтобы тот послал ему ученых людей для организации школ, обучения и подготовки православных священников. В своем послании к русскому царю он писал:

«Не материальные блага испрашиваю, а духовные. Не денег требую, а помощи в просвещении, оружия душам нашим. Будь нам вторым Моисеем и избавь нас из Египта незнаний!»

Император откликнулся и в феврале 1724 г. издал указ «о направлении из св. Синода в Сербию для обучения тамошнего народа детей латинского и словенского диалектов двух учителей».

Однако при его жизни осуществить просветительские планы не удалось, и первый русский учитель, Максим Терентьевич Суворов, прибыл на Балканы уже в правление Екатерины I, в августе 1725 года (1726  Карловац)  и привез 400 букварей и 100 учебников грамматики.

В городе Сремские Карловцы (ранее Карловац) на австрийской военной границе им была открыта, «Славянская школа», в которой стали готовить будущих священников и преподавателей светских дисциплин.

Продолжили дело начатое Суворовым уже другие российские просветители. В основном это были выпускники Киевской Духовной Академии.

Следующим руководителем школы в Сремских Карловцах становиться Эммануил Козачинский. При нем, силами учеников школы, была поставлена пьеса «Трагикомедия», которую он сам написал по мотивам событий сербской истории. Эта скромная школьная постановка официально считается началом сербского театра (1734 г), а сам Козачинский – первым сербским драматургом. Однако установившийся в России в правление Анны Иоанновны политический режим, получивший в истории название «бироновщина», не  поощрял православное миссионерство, поэтому в конце тридцатых годов XVIII века большая часть учителей возвращается в Киев.

Однако русскими просветителями уже подготовлены сотни священнослужителей и учителей, заложены основы сербского светского образования и завоеван авторитет среди сербов.

После Козачинского и его товарищей, русские учителя не появлялись на земле Сербии около ста лет, виной чему — политическая ситуация в России и Австрии, а также напряженность в отношениях обоих этих империй с Турцией (Сербия в то время находится под протекторатом Османской империи). Однако, «единожды вкусив плодов российского просвещения», сербское духовенство и люди высшего сословия, уже не могли довольствоваться полуграмотными местными учителями.

Значительное число сербов отправляется на обучение в Россию, прежде всего Киевскую Духовную Академию, в силу ее близости к Балканам.

Русское влияние привело к тому, что образованная часть местного населения  заговорило на языке, названном «славяно-сербским» и состоявшим из смеси языков сербского, русского и церковно-славянского. Этот язык становится не только литературным, но и повседневным разговорным, говорить на котором — «славянствовать» — должны все люди, претендующие на образованность.

В целом, русский язык в этот период сербской истории стал мощным средством, позволившим сербам сохранить свою культуру, свое национальное лицо.

С более подробной историей Карловачкой гимназии Вы можете ознакомиться на ее сайте: http://www.karlgimnazija.edu.rs/